Вам перезвонить?

Вызовите врача на дом

Дата рождения
Удобное время прибытия
с
до

Запись на консультацию

Дата рождения
Удобное время прибытия
с
до

Напишите 
отзыв

   

Интервью с руководителями клиники «Медиком»

 
Интервью с руководителями клиники «Медиком»
07 фев 2013

Владельцы «Медикома» рассказали о тенденциях в отрасли, тонкостях медицинского бизнеса и специфике в управлении врачами.

Братья Скурихины стояли у истоков медицинского бизнеса в Украине. 20 лет спустя после основания своей частной клиники они оценивают – что изменилось за это время и что ждать рынку в будущем.

Какие тренды сегодня определяют развитие рынка частной медицины?

Игорь Скурихин: Главное то, что сейчас наконец-то настал момент, когда частные клиники в Украине попали в конкурентный рынок. По сути, еще пару лет назад медицинского рынка как такового не было. Нашим главным конкурентом был врач, который работает в государственной больнице и получает взятку, не неся при этом никаких затрат на аренду, оборудование, инструменты… Раньше он брал за прием 50 грн. А у нас стоимость консультации была – 250 грн. Сегодня, чтобы попасть к хорошему врачу в государственном учреждении, надо заплатить 200-300 грн., у нас цена консультации остается 280 грн. И это не все. Врач в государственной клинике пишет направление на анализы в частную лабораторию, потому что в больницах лаборатории практически не работают. А цены лабораторной диагностики у нас и в частной лаборатории – такие же. Он выписывает лекарства – и цены опять же одинаковые.

То есть впервые цены сравнялись. Это уже конкурентные рыночные условия. У пациента есть выбор: идти в государственную больницу, просить, чтобы его приняли, выстаивать очереди, потом с конвертиком пытаться отдать эти деньги. Или за ту же сумму прийти в частную клинику, получить консультативное заключение и сервис, заплатить через кассу, забрать чек и, если что – иметь возможность апеллировать.

Какая идея бизнеса была у вас 20 лет назад во времена основания «Медикома»?

И.С.: На самом деле тогда, в самом начале, у нас не было идеи бизнеса как такового. Я был заведующим отделением, мой брат Александр – работал врачом в реанимации. В начале 90-х в медицине была полная разруха – и в таких условиях просто невозможно было нормально лечить людей. Я никогда не забуду: я заходил в нашей больнице в гинекологический кабинет, там стояло ужасное кресло, которое называется КГА-1, а на батарее висели желтые перчатки – они тогда были не одноразовые и от стерилизации желтели… И вот эта грязь, вся обстановка, отношение к пациенту – для меня это было шоком. Просто хотелось лечить людей по-другому.

Александр Скурихин: Это один момент. А второй – не хотелось брать взятки. Мы учились в Свердловском мединституте, жили там, потому что отец был военный. Это Урал, своя специфика. Другое отношение пациентов к врачам, другое отношение врачей к пациентам. Там в принципе взяток врачам не давали, даже хирургам только в редких случаях. Просто это был долг врача – лечить людей. И с этой идеологией мы приехали обратно в Киев. И были крайне удивлены, когда здесь все наши коллеги каждый раз ожидали если и не денег, то бутылку или конфеты в качестве благодарности. В общем, тогда врачи к пациентам тут относились хуже, чем на Урале, а пациенты к врачам – лучше.

Для меня действительно это было внутренним барьером – брать взятки. То есть хотелось не просто лечить с сервисом, а за это получать правильные деньги. И не в конверте, а поставить между собой и пациентами кассовый аппарат.

Что в итоге самое важное в медицинском бизнесе – какая тут специфика?

А.С.: То, что у нас есть врачебный опыт, дает возможность от начала до конца понимать и оценивать весь «технологический» процесс. И это, пожалуй, ключевой момент – и важное преимущество. Сегодня из крупных частных компаний на этом рынке мы единственные, где хозяева – врачи. И дело не только в понимании медицинских тонкостей – мы можем лучше оценить и отобрать персонал.

И.С.: Я думаю, что мы отличаемся от других именно подбором персонала – на самом деле мы этому уделяем особое внимание. Например, чтобы нанять персонал для нашей поликлиники, ее главврач лично провел 1200 собеседований. Из них на испытательный срок отобрали только 3%. Вообще, мы сегодня со страхом думаем, кто нас будет лечить через 10-15 лет.

Где и как вы подбираете персонал, если хороших специалистов на рынке все меньше?

А.С.: Мало того, что качество образования в Украине, и не только в медицинской сфере, явно ухудшается. К тому же изменилось понятие врачебной этики. Для очень многих врачей грань между «заработать» и «вылечить» начинает стираться. Поэтому и назначают лишние операции, манипуляции, лишние анализы и медикаменты… Эта проблема есть не только в нашей стране, но тут она приняла неконтролируемые масштабы – потому что искажено понятие ответственности. Это я уже говорю про юридическую сторону вопроса – ответственности у нас либо нет вообще, либо она с перегибом. Есть такой академик Бобров, он написал документальную книгу, в которой провел интересный анализ. Выбрал выдающихся представителей медицины прошлого (Пирогова, Амосова и т.д.) и оценил их автобиографические медицинские записи с точки зрения нашего законодательства. В общем, каждый из них должен был бы получить пожизненное заключение.

И.С.: Мы сегодня больше ищем врачей из областей – там пока остались хорошие специалисты. Мы предлагаем им переехать в Киев, предоставляем жилье. А еще у нас работает уже больше 10 врачей из России.

Какой у вас основной «канал» притока клиентов?

И.С.: 8 из 10 клиентов приходят к нам по рекомендации друзей и родственников. У нас вообще в обществе мало доверия, поэтому прежде чем пойти к врачу, люди расспрашивают тех, кому доверяют. И тут уже репутация компании играет ключевую роль.

Но выбирают так чаще именно врача, а не компанию или клинику. Что с этим можно сделать?

И.С.: Да, человек выбирает не между  «Медикомом» и другой частной клиникой, он выбирает врача. Многие частные клиники пытаются с этим бороться – и во всех своих коммуникациях с рынком делают акцент именно на бренде компании. А мы осознанно продвигаем своих врачей. Например, на рекламе у нас – фотографии и имена наших врачей. По сути, мы даем посыл, что клиника «Медиком» собрала этих хороших врачей – и обеспечивает все условия, чтобы пациенты могли обратиться к ним и получить здесь отличный сервис.

Конечно, для нас это риск. Мы вкладываем в имидж врача, говорим: вот этот врач лучший сегодня! Мы его учим, отправляем на конференции в Англию, в Австралию… Но в какой-то прекрасный момент он может просто сказать «до свидания». И были такие ситуации, когда от нас уходили врачи – естественно, это болезненно. Потому что они уходят со своими пациентами.

И тут особенно важно правильно выстроить отношения с персоналом. И наше преимущество опять же в том, что мы сами врачи – и поэтому как никто другой понимаем врачей: что их мотивирует, как с ними разговаривать, что от них требовать…

В чем особенности управления коллективом врачей?

И.С.: В медицине есть вершина оказания медицинской помощи – это консилиум, когда собираются врачи, обсуждают медицинский случай и принимают коллегиальное решение. У нас отношение с нашими сотрудниками выглядит где-то так же. С врачами нельзя быть авторитарным. Для принятия важных решений мы собираем вот такие «консилиумы». Например, мы захотели запустить какую-либо новую операцию. У нас нет такого чтобы я или Александр сказал: все, с завтрашнего дня мы начинаем оперировать еще и так. Это всегда совещания, собираются анестезиологи, хирурги, мы отправляем людей на курсы. И мы как управленцы и как врачи должны очень хорошо понимать, о чем идет речь. Вот таким образом у нас происходит добавление нового продукта в портфель услуг.

А вы сами еще практикуете?

А.С.: Нет, и это тоже позиция. Я дольше Игоря практиковал параллельно – это продолжалось лет 10, поддежуривал в реанимации. Финансовая сторона вопроса – мои заработки в реанимации – тогда меня уже не интересовали. Но быть врачом – это же была мечта детства. Тогда мы не думали, что будем заниматься бизнесом, в советские времена таких мыслей в принципе не могло быть. И с этой идеей быть врачом тяжело было расстаться. И вот я понемногу дежурил в реанимации – сначала 6 суток в месяц, потом 4, потом 2… Однажды ночью я был один на дежурстве. Привезли больного в тяжелом состоянии, и нужно было сделать ему манипуляцию. Я все сделал правильно, но я весь взмок, перепугался – и утром принес заявление об увольнении. Потому что понял для себя одну истину: эта специальность – всегда на острие, и я не могу позволить себе ее в виде хобби. Есть такая поговорка – «мастерство не пропьешь», так вот это точно не про врачей. Тут либо ты находишься постоянно в струе и постоянно лечишь и учишься – либо ты этого уже не делаешь. Быть врачом в виде хобби невозможно.

Как вы распределяете роли в управлении между собой?

И.С.: Я генеральный директор, мой брат – заместитель. Мы дополняем друг друга, и при этом можем быть взаимозаменяемыми. Конечно, у нас есть споры, но мы очень близки как братья. Поэтому слушаем друг друга, важные решения принимаем коллегиально. А если кто-то из нас отсутствует, мы полностью доверяем друг другу управление. И хотя у нас одинаковые хобби (мы оба байкеры, а еще любим дайвинг, яхтинг, лыжи) - у нас есть закон: если один отдыхает, то другой работает. Бывают, конечно, компании, в которые берут родственников, чтобы контролировать бизнес. Но это не наш случай, здесь другая история – мы с братом вместе создавали эту клинику.

Вы и в будущем видите «Медиком» семейным бизнесом?

И.С.: В долгосрочной перспективе – вряд ли. Если дети захотят заниматься нашим бизнесом, то мы будем рады. Но заставлять, настаивать на этом никогда не станем. Когда-нибудь, наверное, это будет продажа.

А.С.: Для нас наша компания – это наша жизнь. Мы ничем другим заниматься не хотим, не пытаемся выпускать стиральные машинки или зарабатывать деньги на недвижимости. То есть для нас это не очередной проект. Думаю, мы будем хозяевами этой компании еще лет 20. Мы пока не реализовали все наши амбициозные планы.

Какие у вас амбиции?

А.С.: Сейчас мы достраиваем поликлинику для взрослых и детей на Печерске. А дальше в планах – сеть по Украине.

http://forbes.ua/business/1346899-klinike-medikom-20-let